Goals of Armenia click to watch video

Click to watch video
Armenian teams statistics
visit my new site
 
 
  Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Симонян Никита
 
 
  
 

Симонян Никита (Мкртыч) Павлович (Погосович). Нападающий. Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер СССР.

Родился 12 октября 1926 г. в городе Армавире.

Воспитанник сухумского футбола. Первый тренер - Шота Ломинадзе.

Выступал за команды "Крылья Советов" Москва (1946 - 1948), "Спартак" Москва (1949 - 1959).

В чемпионатах СССР - 285 матчей, 142 гола. Чемпион СССР 1952, 1953, 1956, 1958 гг. Обладатель Кубка СССР 1950, 1958 гг. Лучший бомбардир чемпионатов СССР 1949, 1950, 1953 гг.

За сборную СССР провел 20 матчей, забил 10 голов.

Чемпион Олимпийских игр в 1956 г. Участник чемпионата мира 1958 г.

Работал на ответственных постах в Федерации футбола СССР, Спорткомитете СССР, РФС. Тренировал "Спартак" Москва (1960 - 1965, 1967 - 1972), "Арарат" Ереван (1973 - 1974, 1984 - 1985), "Черноморец" Одесса (1980 - 1981), сборную СССР (1977 - 1979). С августа 2003 г. начальник сборной России.

Кавалер Олимпийского ордена МОК, орденов "Знак Почета", Трудового Красного Знамени, Дружбы.
Армянин
Никитка родился в Армавире. Хотя нет, не так. В Армавире родился Мкртыч (креститель), Никиткой, Никишкой, Микитой Симонян стал на сухумских улицах, гоняя с мальчишками тряпичный мяч. Не кричать же им в пылу футбольных баталий: 'Мкртыч, Мкртыч!' Потом и в паспорте так же записали.

- Невозможно же выговорить, Господи! Язык сломаешь.

В Сухуми Никита жил 16 лет, пока Горохов, один из тренеров 'Крылышек' московских, его в столицу не переманил. Там последние 53 года и живет. И что ему после этого считать Родиной?

- Родина - это место, где ты родился, или Родина - это та страна, которой ты принадлежишь по фамилии? А может, Родина - город, в котором ты прожил почти всю жизнь? Как бы то ни было, я - сын Армении...

Знаете, кого назвали самым выдающимся армянином столетия?.. Шарля Азнавура, ха-ха-ха!

Симонян сам в некотором роде музыкант. В школьном оркестре был первой трубой.

- Я тут узнал, что Валентин Иванов тоже трубачом был. А мы ж с ним в сборной дуэтом играли!

Парамонов вспомнил, что он сам два раза ходил на занятия, только ему трубу побольше доверили, бас называется. Комната наполнилась смехом. Симонян произнес тост. Не армянский, международный. И не пили мы, просто я попросил.

- У моего приятеля был очень оригинальный тост такой: 'Пусть у наших врагов будет столько денег, чтобы они их с утра до вечера считали и им некогда было бы нами заниматься!'

Мы с Симоняном, кажется, обо всем уже поговорили. Да и времени у него больше нет. Приходит девушка Наташа, красивая и секретарь. Приносит кипу тренерских дипломов на подпись. Никита Павлович росчерком пера превращает слушателей ВШТ в тренеров. Добрый волшебник на окладе РФС.

ПРЯМ, РЕШИТЕЛЕН И ПОДЧЕРКНУТО СПОКОЕН

В раздевалке Никита сиял, как счастливый юнец. Все поздравляли его с зачислением в команду ветеранов.




- Состоялось экстренное решение, ты вновь игрок! - добавил я бальзама его восторженному настроению.

30 августа 1968 года спартаковские ветераны обыграли своих собратьев из ЦСКА. Счет 3:0! Второй и третий голы блестяще забил сорокадвухлетний Никита Павлович Симонян. Один - приняв с ходу передачу "первой" ногой. Другой - со свистом в девятку, с двадцати метров.

Тридцать тысяч зрителей ликовали. Еще бы, на поле целое созвездие сороковых и пятидесятых годов: Н. Дементьев, А. Гринин, В. Николаев, Ю. Нырков, А. Петров, С. Сальников. Н. Тищенко, Н. Паршин, Ю. Седов, А. Масленкин, А. Порхунов, А. Исаев, А. Ильин, Б. Разинский, А. Солдатов и более молодые: Б. Татушин, И. Мозер, А. Мамыкин, Н. Маношин, Ю. Фалин.

В разные годы все поиграли в сборной страны, все сохранили особенности и стиль игры своего времени. Вот скупая, острая, нацеленная на ворота атака грозных сорокадесятников А. Гринина и В. Николаева. В ответ - мягкое, фронтальное продвижение вперед ювелирных форвардов "Спартака", "сборников" следующего поколения. В игре Александра Петрова, Н. Дементьева и С. Сальникова слияние более рациональной послевоенной тактики с техникой уже отточенной. А вот знакомые молодым зрителям ажурные кружева современников Н. Маношина, А. Мамыкина, Ю. Фалина. Смотришь и вроде перелистываешь страницы футбольного альманаха, подбираясь к начальным годам нашего чемпионата.

Эта познавательность в играх ветеранов давно прельщает широкого зрителя, и потому он, как на праздник, идет смотреть их выступления не только на периферии, но и в столице.

Кипят на стадионах и здоровые страсти... "Боброва, Боброва на поле!" - кричали в тот вечер болельщики ЦСКА, не зная, что прославленный форвард внезапно уехал в Ленинград, где у него накануне скончался отец. В следующем турнире ветеранов именно он забил победный гол "Спартаку", отвоевав приз для ЦСКА.
 
  
 


Но вернемся к помолодевшему на глазах Н. Симоняну. Десять лет он не читал на табло стадионов свою фамилию. И вот на огромном электротабло в Лужниках завораживающе горящие строки:

8 мин. Ю. Фалин - "Спартак" - ? 8
26 мин. Н. Симонян - "Спартак" - ? 9
84 мин. Н. Симонян - "Спартак" - ? 9

Зарадуешься! Недавно мастера "Спартака", ведомые Симоняном, победили ЦСКА, но там два гола забил Виктор Евлентьев. А сегодня Никита это сделал сам. Разница. Радость тренера - одна, игрока - другая.

Я понимаю его состояние и, что греха таить, страшно завидую. В мои годы не было таких табло, а сейчас мне поздновато в ветераны. Поневоле приходится вспоминать есенинское "чужою радостью утешусь"...
 
  
 

Н. Симонян познал это утешение в тридцать пять лет. На его еще не окрепшие тренерские плечи легло в 1961 году большое и ответственное бремя - родной московский "Спартак". Успех был неожиданным: первый год - бронза, второй - золото, третий - серебро и Кубок. Казалось, живи и радуйся. Но футбол - божество непостоянное. Его основная повадка - смена любимцев.

В 1964 году команда потерпела неожиданное фиаско и с трудом заняла лишь восьмое место. В следующем сезоне Кубок снова у "Спартака".




Воздушная дуэль Никиты Симоняна с Львом Яшиным. Справа Сергей Сальников и Константин Крижевский.

Но вот Юрий Севидов сбивает автомашиной пешехода. Исход смертельный, Футболист идет в тюрьму. Старший тренер Симонян вынужден подать в отставку. Только через два года он снова перешагнул порог родного тарасовского стадиона.

За время вынужденного перерыва Никита Симонян тренировал вместе с Г.Д. Качалиным сборную олимпийскую команду. Здесь он не только набрался опыта. Кое в чем изменились и его взгляды. Прибавилось терпения, уменьшился фатализм. Но Никита по-прежнему не верит в трансформацию игроков. Не любит долгие беседы по теории. На первый план ставит светлую футбольную голову. В технике предпочитает умение отдать. Точный своевременный пас - основа его забот. Быстрая игра всех одиннадцати с беспрерывным движением - его идеал. Отсюда - вкус и подбор игроков.

По характеру Н. Симонян на редкость прям и решителен. Его большие серые глаза на южном лице неожиданны, но верно раскрывают внутренний мир своего владельца. При раздражении он бледнеет. Но случается такое редко. Как правило, он подчеркнуто спокоен. Ходит всегда не торопясь, ступает мягко. По наружному виду трудно представить, что на поле этот парень мог мгновенно включать скорость, недоступную подавляющему большинству советских футболистов. Работать с ним спокойно. Камня за пазухой никогда не носит. Любимчиков не имеет. Ко всем одинаков, но огрехи долго не забывает. Всякая спешка и штурмовщина претят его натуре. Осторожен с максимальными нагрузками. В установках на игры краток. Деталей, как правило, не касается. Главное выскажет, остальное предоставляет решать самим игрокам.

Н.П. Симонян - молодой тренер, но с недюжинными заслугами. Он уже сейчас занимает шестое место по рангу завоеванных призов.

Пока еще Симонян окончательно не сформировал свое кредо, но заниматься подражательством, как видно, не собирается.

Отличная игра за ветеранов - похвальный лист к аттестату о его высшем футбольном образовании. А это особо значимый аргумент для каждого из тренеров.

Николай СТАРОСТИН. "Звезды большого футбола".

ПРЕДЛОЖИЛ СТРЕЛЬЦОВУ СВОЮ ОЛИМПИЙСКУЮ МЕДАЛЬ...

Родители дали Никите Симоняну имя Мкртыч, в честь дедушки. Но во дворе, где мальчик пропадал до позднего вечера, играя в футбол, его прозвали Микита или Микишка: в разгар борьбы на поле ребятам трудно было выговаривать сложное имя. "Почему меня так неудачно назвали?" - Спрашивал он у отца. "У тебя красивое имя, - отвечал он, - Мкртыч значит креститель". Тем не менее детское прозвище стало на всю жизнь именем, которое знает весь футбольный мир.

Семья Симонянов по довоенным меркам была небольшая: отец, мама, ее сестра Нина и Никита. На долю отца выпало немало лишений. Родился он в западной Армении, пережил ужасы геноцида, жил в центре России, в Армавире - родине Никиты, в 30-е годы перебрался в Сухуми. Работал чувячником, шил удобную и дешевую обувь - чувяки. Этим ремеслом кормил семью.

Никита был одет, обут - плюшевые штаны, ботинки, нередко имел гривенник на кино. Любимый фильм был, конечно, "Вратарь". Эту картину Никита с приятелями смотрел бессчетное количество раз. Она была единственной по тем временам картиной о спорте. Более того, о футболе. Несмотря на свою очевидную несуразность, нелепость в чисто футбольном плане, картина эта заставляла сопереживать игре при каждом просмотре заново и все крепче любить сам футбол.

Никита и его приятели Павел Сичинава и Александр Седов были организаторами матчей: улица на улицу, район на район. В местечке Гульрипши, что в 12 километрах от Сухуми, ребята нашли потрясающую площадку, настоящее футбольное поле. И практически каждый день уговаривали проводников поездов подвозить их, набиваясь в тамбур. Нередко приходилось ездить и в товарных составах. Главное было добраться до поля. О доме вспоминали, уже когда доигрывались до изнеможения. Обратно в Сухуми шли пешком. Электричек тогда не было, питались фруктами с садов. Там Никиту, как правило, ждал нагоняй. Отец был строгим человеком - до суровости: "Я не напасусь на тебя обуви. Бросишь ты наконец эту хулиганскую игру или нет?" Его отношения к занятиям сына изменились после нескольких эпизодов, когда на улице о себе услышал: "Вот идет Симонян - старший - отец Никиты". Однажды его просто схватили и начали подбрасывать вверх, - таким авторитетом уже пользовался сын, ставший известным футболистом.




Встреча в Москве чемпионов мельбурнской Олимпиады 1956 года. Слева направо: Эдуард Стрельцов, Никита Симонян, Анатолий Башашкин, Игорь Нетто.

В Сухуми Никиту и его семью застала война, притом весьма ощутимо. Налеты авиации, бомбежки, подбитые танкеры, бомбоубежища, погибшие родные и близкие. Во время одной из бомбежек был тяжело ранен и отец Н. Симоняна - Погос Мкртычевич. Всухуми для всех он был Павел Никитич. Все это было суровой реальностью. Война, однако, не могла отнять у мальчишек тяги к играм, к компаниям, к общению. Помимо футбола Никита увлекся музыкой, записался в духовой оркестр. Сначала стал второй трубой, а затем - первой. В составе оркестра шагал во главе школьной колонны на демонстрациях, выступал со своими друзьями-приятелями музыкантами на школьных вечерах. Любимым репертуаром были "Амурские волны", "Брызги шампанского", фокстроты. Играли и по печальным поводам - на похоронах. Музыка отнюдь не перебила увлечения футболом.

Однажды на пустыре, где ребята гоняли мяч, появился Шота Ломинадзе - игрок местной команды "Динамо", будущий первый тренер Никиты Симоняна. Начались регулярные тренировочные занятия. Упоительная игра постепенно превращалась в профессию. Лучшей школой были игры взрослых команд. Во все глаза Никита и его друзья смотрели на знаменитых тогда форвардов Автандила Гогоберидзе, Антадзе, вратаря Саная, впоследствии проявивших себя в составе мастеров тбилисского "Динамо". Шота не стеснял ребят обязательной программой, не подавлял индивидуальности, каждому давал проявиться. Тренер увидел в Никите нападающего. Никита часами отрабатывал удары по воротам. Симонян и его команда начали встречаться с другими юношескими коллективами Абхазии. Все помыслы Симоняна были сосредоточены на том, чтобы забить мяч. Порой Никите удавалось забить до 9 мячей за игру. В 1944 году, когда в Сухуми уже привыкли к победным салютам, туда на Черноморское побережье стали приезжать знаменитые команды: московское "Динамо", ЦДКА, сборные профсоюзов. Именно тогда Никита Симонян впервые "вживую" увидел таких звезд нашего футбола, как Григорий Федотов, Алексей Гринин, Константин Бесков, Василий Карцев, Леонид и Сергей Соловьевы...

Никита смотрел во все глаза, пытаясь понять, каким образом удается нападающим вскрыть ворота соперников. Финт, дриблинг, обводка, игра в стенку, наконец, хлесткий точный удар - все это он впитывал в исполнении мастеров, запоминал и старался воспроизвести на тренировках. Команда Никиты стала чемпионом Абхазии среди юношей, а затем - чемпионом Грузии. Однажды летом в Сухуми приехала московская команда "Динамо-2". Так случилось, что центральный нападающий Никита Симонян играл против центрального защитника Аркадия Чернышева, в будущем - одного из основателей советского хоккея с шайбой. В ходе игру Никита без умысла задел Аркадия Ивановича. "Ну ты, пацан, поаккуратней", - услышал он.

В конце 1945 года в Сухуми приехала московская команда мастеров "Крылья Советов". Вместе с ними были юноши, завоевавшие в тот год звание чемпионов Москвы. Сухумское "Динамо" дважды выиграло у москвичей, причем все голы в их ворота забил Н. Симонян. После этих встреч Владимир Иванович Горохов и Абрам Христофорович Дангулов - тренеры "крылышек" пригласили Никиту Симоняна в Москву в свою команду. Однако отец Никиты отказался отпустить юношу, считая, что тот должен приобрести профессию. Но, талант взял свое. Ремеслом для Никиты Симоняна стал футбол. В 1946 году он прибыл в Москву, поселился на квартире у В.И. Горохова, который и стал его первым столичным тренером. Три года спал в темном чулане на сундуке. "Крылья" не пользовались тогда такой популярностью, как "Динамо", "Спартак", ЦДКА, но в их составе были отличные футболисты, среди которых выделялся Петр Дементьев, знаменитый Пека, живая легенда того времени.

Так случилось, что первый матч чемпионата страны Н. Симоняну предстояло сыграть в Сухуми против команды "Динамо" (Минск). С этой игрой связано событие, едва не ставшее трагичным в семье Симонянов. Когда Никита прибыл в Сухуми, оказалось, что в его доме был обыск. Более того, арестовали его отца. Причина ареста оказалась околофутбольная - в стиле тех лет. Власти Грузии чтобы надавить на молодого талантливого форварда, пытаясь через арест отца уговорить Никиту перейти из московской в команду "Динамо" (Тбилиси). Причем шантаж был организован на очень высоком уровне.




Никита не поддался давлению и угрозам и остался в "Крыльях Советов", где играл 3 сезона и забил 9 голов в чемпионате СССР. Ему довелось выходить на футбольное поле, где соперниками были Федотов, Бобров, Бесков, Николаев. Лучшую школу трудно представить. В сезоне 1948 года "крылышки", однако, заняли последнее место в первенстве. Было принято решение расформировать "Крылья". Тренеров Дангулова и Горохова перевели в "Спартак", а игроков распределили по разным московским клубам. Симонян по решению секретариата ВЦСПС должен был быть переведен в "Торпедо". Симонян получил приглашение в "Спартак" и "Торпедо", причем в команду автозавода его приглашал сам директор ЗИСа, легендарный Иван Алексеевич Лихачев: "Тебе не кажется, что защищать спортивные интересы работников автомобильной индустрии - более почетно и более достойно, чем выступать за промкооперацию?" Авторитет И. А. Лихачева был очень велик, однако желание играть за "Спартак" было сильнее. Тем более за годы выступления в "Крыльях Советов" уже родилось ощущение уверенности и желание играть именно за московский "Спартак".

Так в 1949 году Никита Симонян связал свою судьбу как игрок и тренер с этой командой. Ему выпала удача войти в коллектив, где играли Николай Дементьев - брат легендарного Пеки, капитаном был опытнейший Василий Соколов и куда вскоре пришла плеяда талантливейших футболистов. Партнерами Никиты Симоняна стали Игорь Нетто, Сергей Сальников, Алексей Парамонов, Михаил Огоньков, Николай Тищенко, Анатолий Ильин, Анатолий Исаев, Анатолий Масленкин. Каждое из этих имен, так же, как и имя самого Никиты Симоняна в футболе, в спорте - легенда.

Уже в 1950 году Н. Симоняну удалось установить рекорд страны по количеству забитых мячей в одном сезоне. Он поразил ворота соперников 34 раза. Это достижение продержалось до 1985 года. Только тогда (при весьма сомнительных обстоятельствах, по мнению многих авторитетных спортсменов и любителей футбола) он был побит Олегом Протасовым.
 
  
 

Жизнь, тем не менее, подбрасывала соблазны. Один из них связан с именем сына вождя - Василием Сталиным, в те годы командующим ВВС МВО. Во многих отношениях благодаря этому футболисты ВВС жили лучше, чем все остальные. Это касалось престижных офицерских званий, бытовых нужд, зарплаты, пенсии за выслугу и т. п. Однажды Н. Симоняна пригласили к Василию Сталину, который без обиняков заявил: "Я поклялся прахом своей матери, что ты будешь в моей команде. Сам понимаешь, клятв часто не даю, так что жду ответа". Симонян ответил твердо: "Хочу остаться в "Спартаке". В. Сталину пришлось отступить.

Вся спартаковская пятерка нападения - Татушин, Исаев, Симонян, Ильин, Сальников - была одновременно и пятеркой нападения сборной команды СССР. В полном составе она выступала в финальном матче с югославами на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне, где Никита Симонян и его партнеры завоевали золотые олимпийские медали. С этим матчем и турниром связана легендарная история. До финального матча место центрального нападающего в сборной СССР занимал юный Эдуард Стрельцов, играл отлично, но на финал заявлен не был. Таковы уж были правила в те годы, что золотые медали вручались лишь тем игрокам, которые участвовали в финале, а значит, Стрельцов, а также некоторые другие игроки сборной оставались без наград. Н. Симонян, считая, что Э. Стрельцов, сыгравший, причем удачно, 4 олимпийских матча, более него достоин награды, предложил Эдуарду свою медаль. Стрельцов категорически отказался. Симоняну было уже 30 лет, его футбольная карьера близилась к завершению. Эдуарду же только что исполнилось 19. Оба были достойны золотой медали, оба проявили благородство. И не вина, а беда обоих великих центрфорвардов, что ни на Олимпийских играх, ни на чемпионатах Европы и мира в дальнейшем Эдуарду Стрельцову не суждено было получить золотую медаль.

На долю же Н. Симоняна выпало принять участие в качестве капитана команды в чемпионате мира 1958 года в Швеции, который открыл для отечественного футбола мировой футбол, а миру позволил убедиться в высоких достижениях Симоняна и в целом сборной СССР. Команда вошла в восьмерку лучших команд мира, достойно сыграв с выдающимися командами Англии, Австрии. Сборная СССР, по отнюдь не спортивным причинам, лишившись сразу трех выдающихся игроков (Стрельцов, Татушин, Огоньков), вышла против сборной Бразилии, в составе которой выступали легендарные Гарринча, Диди, Вава, Загалло - неповторимой команды, открывшей новую эру в футболе, команды, в которой дебютировал лучший футболист XX века Пеле, и уступила 0:2.
 
  
 





В 1959 году московский "Спартак" отправился в поездку в Бразилию, Уругвай, Колумбию, Венесуэлу, где достойно выступал против лучших клубов. Н. Симонян был одним из самых результативных игроков в составе команды, много забивал, о нем восторженно писала пресса, однако к этому времени он уже принял твердое решение повесить бутсы на гвоздь.

Осенью того же года он получил предложение от Николая Петровича Старостина стать тренером московского "Спартака", в котором продолжали выступать Игорь Нетто, Анатолий Ильин, Анатолий Исаев - все игроки сборной Союза, его вчерашние партнеры по футбольной игре. 1960 год, первый год работы тренером "Спартака", как "первый блин вышел комом". "Спартак" не вошел в шестерку лучших команд страны, и Симонян немедленно попал под обстрел болельщиков: "Не знаешь дело - не берись!", "До чего довел нашу команду!" В следующем сезоне "Спартак" занял третье место в чемпионате страны, а в 1962 году стал чемпионом СССР. Это была первая победа Симоняна на тренерском поприще.

В "Спартаке" сформировалась целая группа молодых футболистов, которые приходили на смену ветеранам: Владимир Маслаченко, Юрий Севидов, Геннадий Логофет, Вячеслав Амбарцумян, Галимзян Хусаинов, Виктор Папаев, Анзор Кавазашвили. Все они были игроками высокого класса, все они были учениками Симоняна-тренера. В общей сложности с командой "Спартак" Н. Симонян проработал 11 лет с небольшим перерывом (1965), когда он был уволен из-за трагического эпизода по вине Ю. Севидова, который в нетрезвом состоянии совершил наезд, в результате чего погиб известный ученый.

За время работы в "Спартаке" Никита Симонян зарекомендовал себя как один из ведущих тренеров советского футбола. Он отличался высокой требовательностью, продуманностью и взвешенностью решений и тактических замыслов. Обладая прямым и решительным характером, он умел оптимально реализовать потенциал подопечных. Все это позволило создать высококлассную команду, которая под его руководством дважды становилась чемпионом СССР (1962, 1969), трижды - обладателем Кубка СССР (1963, 1965, 1971), дважды - серебряным (1963, 1968) и дважды - бронзовым призером чемпионата СССР (1961, 1970), в также финалистом Кубка СССР (1972).

В конце 1972 года после долгих размышлений Никита Симонян принял предложение лучшей армянской команды "Арарат" (Ереван) возглавить этот клуб в качестве главного тренера. Надо ли говорить, какие надежды возлагали на приход знаменитого футболиста и тренера в маленькой Армении, тем более, что этот человек сам армянин. К этому времени у армянского футбола сложились свои традиции. Они были не столь глубокими, как, например, грузинские, где воспитано было немало выдающихся игроков, особенно после войны, широко известных за пределами Грузии и Советского Союза. Однако в ту пору "Арарат" собрал под своим крылом целый ряд замечательных воспитанников армянского, кавказского футбола. Под руководством Артема Фальяна команда наливалась силой. В середине 60-х годов "Арарат" вернулся в высшую лигу. Сменивший его Александр Пономарев, известнейший форвард, продолжил строительство команды. Ему "Арарат" (Ереван) был обязан становлением в классе сильнейших. В заметной степени расширил тактические возможности самобытных футболистов именитый тренер Н.О. Глебов.
 
  
 


Приступая к работе с командой "Арарат", Никита Симонян продолжил комплектование команды, включив туда несколько перспективных футболистов. В составе "Арарата" таким образом оказались подлинные звезды: А. Андреасян, Э. Маркаров, Л. Иштоян, О. Заназанян (капитан команды), А. Абрамян, А. Коваленко, Н. Казарян. Перед этими парнями Симонян поставил задачу бороться за самые высокие титулы. Активно помогали в организации работы команды Г. Тарджуманян, А. Тоноян, Л. Калашьян, О. Абрамян, А. Кегеян, Р. Цагикян - руководители армянского спорта, профсоюзов, клуба.




Такое уникальное сочетание классного тренера, авторитетного футболиста, каким был Н. Симонян, талантливых исполнителей, организаторов спорта, работавших с полной отдачей, сделало свое дело. "Арарат" достиг выдающегося успеха. Сначала он вышел в финал Кубка Союза 1973 года, где в драматичной борьбе на центральном стадионе имени Ленина в Москве победил звездную команду киевского "Динамо" (со счетом 2:1) и впервые в своей истории стал обладателем Кубка СССР.
 
  
 


Аппетит приходит во время еды: кубок кубком, но хотелось выиграть еще и золото чемпионата. Н. Симонян и его команда стали надеждой всей Армении. За их продвижением по турнирной таблице с надеждой наблюдал весь армянский народ. Эта энергия, по-видимому, передалась тренерам и футболистам, и они за тур до окончания чемпионата завоевали первое место в чемпионате СССР. Триумф армянского футбола, армянской нации стал и триумфом тренера Симоняна. В равной степени, как и успех Симоняна стал символом возрождения Армении.

Случилось, однако, что в следующем году команда завоевала лишь 5-е место, и это было расценено футболистами и руководством республики как поражение. Обстановка вокруг тренера стала складываться не совсем комфортная. В это время Н. Симоняну предложили работу в управлении футбола Спорткомитета СССР, и он дал согласие.

На протяжении 16 лет он работал государственным тренером Госкомспорта СССР, старшим тренером и начальником сборной команды СССР. При участии Н.П.Симоняна сборная команда СССР выступала в финальных турнирах чемпионатов мира 1986 и 1990 годов, стала серебряным призером чемпионата Европы 1988 года.

Никита Павлович Симонян - второй (вслед за Н.А. Гуляевым) в отечественном футболе обладатель почетного "дубля" - победитель чемпионата и Кубка в одном сезоне, как игрок (1958 г.) и как тренер (1973 г.).

С 1991 по сентябрь 1992 года Н.П. Симонян являлся заместителем председателя Федерации футбола СССР, а в 1992 году после преобразования Федерации футбола СССР в Российский футбольный союз (РФС) был избран первым вице-президентом РФС. В декабре 1998 года он был избран вице-президентом РФС, в этом качестве работает по настоящее время.

В Российском футбольном союзе Никита Симонян курирует деятельность, юношеского комитета, ассоциаций РФС, комитета ветеранов. Он является председателем технического комитета и тренерского совета РФС, президентом Международного благотворительного фонда "Футбол - детям". Н.П. Симонян - академик и вице-президент Международной академии творчества.

Использованы материалы сайта Международный Объединенный Биографический Центр.

ЖИЗНЬ В ПОЛОСКУ. КРАСНО-БЕЛУЮ

Никита Симонян всю жизнь защищал цвета красно-белые. Спартаковские. Теперь в цветовую гамму добавился голубой, и сложился спектр флага России. Сегодня Никита Павлович выступает за весь российский футбол.

Чиновник




Сначала он говорил о своих обязанностях в футбольном союзе. И 'мини' приходится курировать, и женщин организовывать, и за детьми присматривать, а ветеранов опекать. Всем турниры нужны, а без спонсоров какие же турниры? Ищут, а главное - находят.

В общем, ужас, а не работа. Почему наша беседа две недели и откладывалась. Продыху нету. Похороны Гуляева, юбилей Парамонова. Жизнь, смерть и футбол. Поправка по Шустеру.

- Ну не сельским же мне хозяйством руководить, правильно? А из футбола совсем уйти не могу. Это жизнь моя. Вы сможете от жизни отказаться?.. Вот и я не могу.

Сейчас футбольная жизнь у Симоняна заключается исключительно в организаторской работе. Есть у него такой талант помимо всех прочих. Последний раз на поле выходил в далеком 91-м, на юбилее динамовца Царева. В семь вечера играли основные составы 'Динамо' и 'Спартака', в девять вышли ветераны. Во время второго матча какой-то пожилой болельщик выкрикнул с трибуны: 'Симонян, бегать надо!' Он приблизился к динамовскому 'югу' и крикнул в ответ: 'Дорогой мой! Если бы я мог бегать, я бы играл в семь часов, а не в девять'.

Да, а болельщики раньше были не чета нынешним.

- Драк не было, скамейки никто не ломал. Насчет того, кто лучше разбирался в футболе, не могу ничего сказать. Не знаю.

Симонян знает меру словам. На вопросы отвечает односложно, демагогии не терпит.

- Ну а как еще? Вы мне задаете вопрос - я отвечаю. Что ж я буду размазывать... Стиль у каждого свой. Есть вот один руководитель из ПФЛ, который об одном и том же может говорить минут двадцать, а потом снова назад вернется. Мысли свои надо излагать конкретно и сжато.

Да, оговорочка. Привел в пример не кого-нибудь (Жириновского там или Оксану Пушкину), а именно товарища из профлиги. Об отношениях РФС и ПФЛ все слышали. А откуда выросли ноги у этого конфликта, вряд ли кто возьмется ответить. Никита Павлович, кажется, знает.

- Из ПФЛ, конечно. Профессиональная футбольная лига - внутреннее подразделение Российского футбольного союза, ее задача - проведение соревнований (чемпионата и Кубка), а также подготовка резерва для сборных команд. Некоторые почему-то поняли свои задачи иначе...

В конце концов они нашли общий язык. Во всяком случае Симонян хочет в это верить. И он вовсе не считает, что это невозможно. И то, что Колосков засиделся в своем кресле, - тоже в корне неверно.

- Засиделся он или нет, это решает конференция. Ведь он не назначает себя сам, правильно? А конференция из года в год выбирает его. Значит, считает, что более достойной кандидатуры нет.

Так повелось, что в собственном царстве своих же сыновей уважают меньше, чем за кордоном. А Колосков имеет колоссальный авторитет сразу в двух международных организациях - ФИФА и УЕФА. Вот вам и ответ. Он был много лет вице-президентом ФИФА, сейчас является членом исполкома УЕФА. И мы предлагаем его кандидатуру в исполком уже на следующий срок.

Мне же Симонян предлагает назвать 'своего' кандидата на пост президента РФС. Молчу: откуда мне, непосвященному, знать. А сидящий рядом Парамонов добивает сравнением ситуации с руководством в союзе и в сборной. Мол, Колосков - что Романцев, альтернативы ему нет и не предвидится. И поди ж ты возрази.

- В рамках Кубка Содружества прошла презентация программы 'Гол', направленной на подъем футбольного хозяйства в развивающихся странах, к которым причислены и мы. Сам Блаттер приезжал и предложил штаб-квартиру программы разместить в Москве, а руководителем назначить Колоскова.

Симоняну обидно, что Россия поставлена в один ряд со странами третьего мира. Но без миллиона долларов, которые ФИФА перечислит за четыре года, тяжко бы пришлось. Зато нас признали главными среди отсталых - тоже плюс, хотя об этом Симонян не говорит, это уже пустые разговоры.

Решение УЕФА не вызывать российских судей на обслуживание матчей EURO-2000 он называет пощечиной всему российскому футболу. А потом добавляет:

- Да чего там разглагольствовать о национальном достоинстве. Низкая у наших судей квалификация, вот и весь сказ.

Тренер

Наставник Симонян со 'Спартаком' выиграл два чемпионата и три союзных Кубка, тренировал сборную. В 73-м - золотой дубль с 'Араратом', армянский футбол до скончания веков будет этим гордиться.

Старостин Николай Петрович писал, что Симонян-тренер в установках на игры краток, деталей, как правило, не касается. Симонян-чиновник возражает.

- Ну почему? Конкретная установка давалась футболистам, естественно, как же нет? Если в команде противника был основной игрок, которого надо было нейтрализовать, я же не мог сказать: 'Постой рядом, посмотри, как он играет'. Я просто давал ему конкретное указание, чтобы он 'выключил' этого парня. И советовал, как это сделать.

Но я не вдалбливал игроку свои требования, понимаете. Не лишал его творческого пространства, упаси Боже! Как я мог зажать инициативу Хусаинова, Осянина, Амбарцумяна, Андреасяна, Маркарова или Севидова Юрия. Это же игроки были яркие!

Говорят, перед матчем Симонян обращал пристальное внимание на любую мелочь в действиях футболиста, в его поведении. Смотрел, как человек выходит из автобуса, как завязывает шнурки...

- Футбол зависит от мельчайших деталей. Если футболист расхлябан, начинает отпускать шутки неуместные во время подготовки к матчу - для меня это тревожные звоночки. В таких случаях я подходил и говорил: 'Дорогой, я прошу тебя сосредоточиться. Тебе через несколько минут выходить на поле'. Если команда ехала на игру, а в салоне автобуса стоял хохот, значит, игроки не были должным образом настроены на игру.

'При раздражении он бледнеет. Но такое случается редко. Как правило, он подчеркнуто спокоен'. (Н. П. Старостин 'Футбол сквозь годы'.)

- Нельзя сказать, что я был жестким тренером. Но, когда требовались решительные меры, я их применял. Однажды я освободил из 'Спартака' четверых основных игроков, Юр, четверых! Потому что было видно, что их поведение отрицательно влияет на климат команды.

Я тогда 'вынул' двух основных центральных защитников. Но, поскольку была восстановлена атмосфера в команде, мы выдали беспроигрышную серию и заняли второе место в чемпионате. Когда организм уже поражен раковой опухолью, надо ее удалять.
 
  
 


Симонян не только освобождал игроков. В 1965-м, после того как его подопечный Юрий Севидов в нетрезвом состоянии совершил наезд на человека, Никита Павлович ушел из 'Спартака' сам. Но спрашивать, почему, что и как, не хочется. Скажет: 'По-другому не мог'. Пафосно? Так ведь действительно не мог.

Писатель

Сам Никита Павлович со сборной выиграл Олимпиаду. Когда в полуфинале наши буквально зубами вырвали победу у болгарских товарищей по соцлагерю, тридцатилетний Симонян, весь матч просидевший на трибуне, бросился на поле. Припал к груди Эдика Стрельцова, которому было всего восемнадцать, и разрыдался, как ребенок. Медаль тогда вручили Симоняну, потому что он играл в финале. А Стрельцова Качалин на матч с югославами не заявил, читай, оставил без медали. Никита Павлович хотел отдать Эдику заслуженную награду, но тот 'пригрозил' обидой и 'золото' взять отказался. Кто бы знал, как все потом обернется...

Об этом я у него в книге прочел. Симонян еще о многом в ней написал. Вышла она во второй редакции два года назад. На обложке - Андрюша Тихонов изображен...

- Это вопрос к редколлегии, почему он там изображен (смеется). Многие удивляются. Они должны были согласовать со мной такой вопрос. Нет, 'полепили' Тихонова, и все. Ну что я, с ними ругаться буду, что ли? Изобразили - и ладно. Спартаковец все-таки.

Когда-то Симоняну делали предложение из серии 'от такого не отказываются'. В 51-м сын вождя всех времен и народов прислал за ним спецсамолет в Кисловодск, где он после трудного сезона отдыхал вместе с Ильиным и Нетто. Симоняна привезли к Василию Сталину, в его особняк на Гоголевском бульваре. Никита, глядя прямо ему в глаза, сказал что-то о преданности 'Спартаку'. Сталин понял, футбольный клуб ВВС не получил классного нападающего, отечественный футбол - потрясающего дуэта форвардов Бобров - Симонян...

Когда арестовали Василия Иосифовича, один из его охранников 'признался', что ему было дано приказание пристрелить Симоняна. Теперь пришла пора Сталина говорить, глядя Симоняну в глаза. Сказал, что это ложь. Никита ему поверил.

- Летом прошлого года состоялось заседание военной прокуратуры, на котором стоял вопрос о реабилитации Василия Иосифовича. Много чего ему после отцовского 'развенчания' приплели, чуть ли не антисоветскую деятельность... Плюс 'мое' дело. Оставили одно обвинение - в превышении власти, остальные сняли.

Потом Симонян с Парамоновым начали наперебой хвалить Сталина-младшего. Говорили, как заботился он о спортсменах, предлагали зайти в гости к ветеранам спортклуба ВВС и убедиться в их любви к Василию Иосифовичу.

- Плюс ко всему этому он был блестящим летчиком и командующим. Я встречался недавно с Героями Советского Союза, летчиками, генералами. Они о нем очень тепло вспоминали.

Футболисты 'Арарата' образца 1973 года и по сей день вспоминают, как тренер их в оперу водил. Считал Никита Павлович, что у футболистов, кроме игры любимой, еще что-нибудь в душе должно быть.

- А сейчас сам хожу в оперу и на симфонические концерты. В театр хожу. Люблю Малый, МХАТ, Театр на Таганке губенковский.

Игрок

Я сказал, что Старостин называл его фаталистом. Симонян спросил: 'Как это?' А после короткого объяснения рассмеялся.

- Ну, это Николаю Петровичу было виднее. Он давал каждому из нас характеристики. Наверное, так оно и есть. Вот Нилин, например, писал, что я был везучий. Мячи у меня случайные залетали и все такое. Что я могу - все отрицать и оспаривать мнение господина Нилина?

А поспорить бы следовало. Людей, сравнимых с Симоняном по заслугам в нашем футболе, по пальцам одной ноги пересчитаешь. А случайно заколотить 180 мячей (больше только у Блохина) - это уже из сказки про золотую рыбку.

И забивать ему никто не помогал, как тому же Протасову, который в 85-м аж тридцать пять голов 'сделал'. Многолетний симоняновский рекорд забитых за сезон мячей пал под стахановским напором Олега и начальника 'Днепра' Емеца. Стране нужен был новый герой, страна его получила.

- Нет, я Протасова не упрекал. И по сей день не упрекаю. Он сам себе судья. Если он забивал эти голы, как он считает, правильно и честно, дай Бог ему здоровья. Но его ведь подтягивали к рекорду.

Хотя Симонян со товарищи сами иногда шли на компромиссы. Какой-нибудь чистоплюй-писака из спортивного отдела редакции назвал бы это 'сделкой с совестью'. В жизни все называется иначе - дружеской помощью, жестом доброй воли, если хотите.

- Как-то наш 'Спартак' приехал в Тбилиси. Была концовка чемпионата, все свои задачи мы уже решили, а грузинам нужна была победа, чтобы зацепиться за третье место. Тогда в 'Динамо' играло несколько бывших спартаковцев. Попросили помочь. Мы согласились, чего там. Только одного нашего игрока мы забыли предупредить. Он их в одиночку и обыграл - три мяча загнал! В общем, не получилось дружеской помощи, и слава Богу...
У Симоняна друзей много. Один из них теперь за кордоном живет, возглавляет ненавистный любому нынешнему спартаковскому фанату клуб. Сейчас они изредка созваниваются. На Кубок Содружества Лобановский не приехал, повидаться не удалось.
- За последние годы он не изменился почти. Разве что внешне. К сожалению, у него со здоровьем, видимо, не все в порядке...


 
GoalStorm - эксклюзивные новости футбола watch armenian football visit my new site MAIL ME Counter CO.KZ Goals of Armenia catch the ball to watch video